Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:33 

Пальцы

Там-парам-парам
То, что пальцы разной длинны - это нормально. Даже хорошо. В минуты, когда мое сознание чуть расширяется, и мысль расправляет плечи, я считаю, что четыре пальца у меня одинаковой длинны (кроме большого). Не могу сформулировать, красиво ли это. Кажется естественным. Хват предметов становится удобнее. Почему - загадка, ведь дело только в восприятии.

Написать я на самом деле хотел про то, что солнце прямо в лицо, но ни черта не тает. А я хотел бы прыгнуть из окна в глубокую воду. Поэтому я представляю, что вдруг стало +20 и завалы снега превратились в бассейн, а Нева разлилась и теперь весь Питер - одна большая Нева. Кстати, вышло бы море. Ведь вода была бы соленой.

И вот я, такой красивый, встаю, опрокидывая клавиатуру, выхожу из кабинета, иду по коридору (два раза налево), выхожу на лестницу, взлетаю на крышу, смотрю вниз - и там синее-синее море этажа эдак до третьего достает. Тогда я снимаю рубашку, ловлю ветер в волосы и ныряю.

А дальше я не придумал.

11:13 

Глупый я

Там-парам-парам
Натурально не понимаю сейчас, что у меня откуда приходит, куда уходит, зачем оно именно здесь и что делать.
Надо выпить кофе.

15:33 

Романс

Там-парам-парам
Вы голодны, мадам? Кусайте локти,
Смотрите стрекозой на муравья,
Hе надо драм, довольно капли дегтя,
Забудьте все, вы больше не моя.

Вам холодно, мадам? Сжигайте письма,
Пусть чувство в них сгорит, как кошкин дом,
Все письма вздор, на что они сдались вам?
Одни слова, с ошибками притом.

Вам жаль, мадам? Так опустите руки,
Hе дергайте меня за рукава,
Я знаю сам все каверзные трюки:
Гражданский брак, гражданские права.

Вы на мели, мадам? Сушите весла,
В гербарий поцелуи и цветы,
Пусть в сердце тлеет негашеная известка,
Hо все к чертям, вы больше мне не ты.

Вы каетесь, мадам? Hе надо басен,
Hе надо писем, песен и статей,
Мой быт без вас так сказочно прекрасен,
Что выше всех возвышенных идей.

Вам нездоровится, мадам? Попейте ж яду,
Вы все уже испили, что смогли,
Я знаю сам: Отелло лучше Яго,
Hо оба зверя - суть одной петли.

Вы в положении, мадам? Hайдите выход,
Какой-нибудь надежный и простой,
И разойдемся без взаимных выгод,
Вы как вдова, а я как холостой.

Идите с богом и живите долго, долго, долго...
Так долго, чтоб я там не встретил вас,
Коль смерти нет, в забвеньи мало толка:
Забудешь профиль - вспомнится анфас.

Hо все, что я оставлю вам в наследство,
Hе стоит двух изломанных грошей.
Я ваша цель, вы для меня лишь средство
Для достижения изящных миражей.

(с), ЗЗ

17:56 

Внезапное озарение

Там-парам-парам
На этот раз, возможно, не отмажусь. Но все равно обойдется.
Удача ведь все еще со мной, ха-ха!

11:19 

Жизнь идёт, йог спокоен

Там-парам-парам
Почему-то у меня нет ни одной вещи, которую я не мог бы викинуть, обменять или о потере которой я бы жалел.

Также спешу сообщить дорогому дневнику, что ладони, отмороженные в январе, начали шелушиться и облезать только сегодня.

Счастлив, бля.

13:26 

Путешествия

Там-парам-парам
Я не раз а жизнь представлял себя аквариумом или в аквариуме. Не столько рыбой, сколько сознанием, которое смотрит на все через шар с водой. Не имею понятия, почему я иногда оказываюсь в позиции, когда я - сознание в шаре воды. Наверняка есть люди, которые могли бы сделать однозначный вывод на мой счет в такой ситуации. Но не я сам.

Два раза в год я люблю уехать подальше. Это как перезагрузка. Меняю корпус или смазываю детали. Апгрейжу мозги. Там, куда я уезжаю, всегда есть настроение, отличное от того, где я нахожусь сейчас. Там, где я обычно нахожусь, я редко чувствую настроение всеми сосочками восприятия. Поэтому я уезжаю, чтобы все обновилось и было как в первый раз.

Мои ритуалы всего лишь повод. Я люблю думать, что еду из-за ритуала. Но чаще всего я еду потому что устаю от места, где я сейчас.

16:22 

Проспорил

Там-парам-парам
- Нет, нет и нет!
- Да, да и еще раз да!

10:15 

Я и диод

Там-парам-парам
Допустим, что я знаю, что у меня на что-то не хватит денег, средств, времени или желания. Я знаю дату, когда мне этого не хватит. Но вместо того, чтобы запастись тем, в чем будет дефицит, я планомерно жду события, потом делаю рывок, имитируя деятельность (скорее для других, на вид; сам-то я продолбал все, что мог еще тогда, когда знал о дефиците и ничего не сделал), и вооооооот.... окончательно продалбываю!

И даже как-то на сердце легко.

Раньше я, бывало, был мучим угрызениями. Сейчас я оставил эту практику, и практически каждый март приносит мне, коту и грубияну, сладостное облегчение и томление духа в ожидании нового цикла.

11:09 

Ну вот и все.

Там-парам-парам
Все хорошее, доброе, вечное, доставляющее радость - завершается. Поэтому я особенно люблю момент непосредственно перед завершением. Учитывая то, что я не знаю, когда завершение наступит, этот момент длится и длится.
И все равно - жаль.
И все равно - было отлично.

12:01 

Пока я еще здесь

Там-парам-парам
Хорошее: мистификации, тексты, табак, ассоциативные ряды, аллюзии, история, разные мнения по одному событию, диалоги, гипертекст, подтекст, неразглашение личной информации, игры в широком смысле слова, чувство причастности, загадки ситуации ложного выбора, раскрытие только одной грани характера, лежать и смотреть на солнце.

Плохое: утомляемость, отсутствие взгляда по сторонам, слишком долгие остановки, непонимание собеседника, графомания, обманчивые термины, чрезмерное потакание силе или слабости, циклическое мышление, умирание.

11:46 

что же было дальше?

Там-парам-парам
Единственное, что я не понял насчет своей смерти, это какого хрена по потолку ползали жирные трупные черви. Впрочем, я так переволновался, что галлюцинации были вполне возможны.

Дальнейшая моя жизнь была не менее ее захватывающей и также имела непосредственную связь с утилизацией и обработкой трупов.

Мы с Джефом изрядно поездили по Америке. Мы не сразу пришли к идее торговле органами. Джеф вообще к ней не пришел, но об этом позже. Мы барыжили травкой, и это было как елей на душу - словно кто-то дал мне шанс наконец-то заняться тем, к чему у меня был талант. Даже Дар - ведь это я её растил. А у Джефа был неординарный талант убеждения и какие-то специальные штучки для отвода глаз и для того,чтобы представить любой случай в лучшей форме.

Особенно мне нравилось то, что пока я с человеком договариваюсь, то я как бы есть, а если я с ним не говорю и руками перед его глазами не машу, то меня как бы и нет. Идеально для торговца наркотой.

Опустим длинную историю наших путешествий, заменив её обобщением: мы ездили по городам родных США в крутецкой открытой тачки и были всегда все равно что обдолбанные - Джефу чудились стаи летучих мышей, а мне мои черви. Мы убивали их специально заготовленными мухобойками, ставили на них капканы и пытались пугать ими наших телок, но они как-то не сильно впечатлялись. Учитывая то, сколько разного мы ели и как развлекались, все может быть, что наши мертвые тела так особенно реагировали на изменения реальности.

Джеф любил ездить по больничкам и хосписам. Его туда тянуло с неимоверной силой. Пока он там внутри что-то мутил, я воровал инструменты и лекарства, а потом мы их продавали. Один раз Джеф изрядно подзадержался в одном хосписе, и тут-то меня и накрыло. Мое очко сжалось, я сел за руль и с бешеной скоростью уехал по шоссе. Я понял, что кинул Джефа только, наверное, часа через 2 езды. И, знаете, мне не было стыдно. Что-то подсказывало мне, что я поступил правильно. А именно, все еще не разжавшееся очко - ужас гнал меня все дальше и дальше.

Первым делом я добрался до аэропорта и купил билет до Нью-Йорка в надежде затеряться в толпе. Но какая-то хрень все еще не отставала от меня. Я затаился в мотеле на окраине и прямо из номера заказал билет на самолет в старушку Европу. Чтобы прямо с доставкой, потом быстро в такси, 8 часов полета, и все позади.

Ага.

Стук в мою дверь раздался около 5 утра, когда я уже вытоптал дорожку в коврике у кровати. На пороге стояла деваха, обляпанная кровью, с курьерской сумкой наперевес и с любезной улыбкой протягивала мне мой билетик. Она была, как бы это лучше сказать, совсем дохлая. Тут-то, братцы, я и понял, что все, что было раньше было полной фигней, и что самое интересное только начинается. Ну, я девушке в ответ улыбнулся, билеты забрал, ссыпал ей в качестве чаевых все, что было по карманам и поспешил распрощаться.

Когда она свалила, я выждал 10 минут и со скоростью, близкой по моим ощущениям к скорости света ринулся вон из мотеля, кое-как добрался до аэропорта и судорожно начал соображать, что делать дальше, потому что так страшно, как тогда, мне еще никогда не было.

Мне нужно было улететь в какое-нибудь место, несовместимое с понятиями о жизни. Куда-нибудь, где бы меня никто не додумался искать и где бы царил трэш посильнее, чем здешний и чтобы все самое страшное замирало в ужасе от мысли о том, что туда можно податься.

Неудивительно, что мой выбор пал на СССР.

Ну, тут я все задействовал: отвод глаз, умение говорить, навыки внедрения и проникновения, короче, все. Добрался до Москвы, после этого сел в товарняк и долго куда-то ехал. Вылез в районе, как я сейчас понимаю, Выборга, и пошел обратно по шпалам. Я запутывал следы. Основной страх отступил, но опасность с тех пор всегда преследовала меня по пятам. То есть я всегда имел в виду возможность опасности и был начеку.

Я достаточно долго жил в Токсово, потом перебрался чуть севернее и осел на Пискаревке. Я полюбил тишину, покой и общество нормальных мертвых мертвецов. Первое время боялся своей тени. Потом обжился. Потом даже устроился на работу.

В 90-х вошел в норму и стал барыжить органами. Чем до сих пор и занимаюсь. Хотя и травке не забыл, и сейчас у меня есть нужные выходы на нужных людей. Могу много чего достать и рад разумному возмездному сотрудничеству.

Напоследок я хочу кое-что декларировать.
1) ненавижу хосписы, да упокоится Джеф с миром
2) в Америку ни ногой
3) никаких больше товаров с доставкой

18:51 

история 1

Там-парам-парам
Для начала представим, что я уже умер и что я очень зол.

Я видел, как мое тело пустили на удобрения, и как потом моя семья, выражая лютую, неизбежную (но на самом деле запланированную) скорбь, прикапывала молодой ясень во дворе дома и присыпала его сверху моими останками.
Нет, все было не так плохо. Не пеплом, конечно же, но качественным гумусом. Органика. Полезно для растений.
Мне до сих пор не разонравилось быть нонконформистом, даже несмотря на их отвратительный поступок.

Меня сдала моя же сестра. Но начало было другое, будем честны. Я был очень плохим мальчиком. Если бы я родился в Лондоне, я бы хотел жить в Ист-Энде. Это была моя мечта. Но я родился в Америке, а через два года после меня родилась малышка Викки, будь она проклята. Мой захудалый город Бог избрал для житья в нем мормонов, и мои предки меня воспитывали - ого-го - только бы был как все и верил во всю эту хрень.

Меня зовут Гай, Гай Винсент Грей. Или ГГ. Или Гвинсент.

Я учился быть говнюком с малых лет - только отрицание могло помочь сохранить разум. В 10 я попробовал первую сигарету, а в 13 выебал престарелую шлюшку с трассы. Я копил полгода, не мог правильно надеть гандон, но по итогам меня впервые посетило чувство любви к тому миру, где я живу. В 16 я познал тяготы нелегальной продажи травки (я уже упомянул, что счастливые 60-е хотели пройти мимо, но я поймал их за дымящийся хвост?), и на этом терпение моих родителей исчерпалось.

Предки заложили дом какой-то компании, которая организовала резервацию для скотообразных людишек, мечтающих об идеальной праведной жизни. Компания брала на себя обязательства исправлять трудных подростков вроде меня и превращать их в полноценных членов общины. Конечно же, община располагалась за высокими бетонными стенами.

Поначалу все шло неплохо. Меня усыпили какой-то дрянью, подсыпав её в лимонад. Пока я был в отключке, мне свели все мои прекрасные татуировочки,подстригли хайр и уничтожили все мои пластинки. Сказать что я был зол было бы мало. Но мой разум крепко цеплялся за жизнь, не желая становиться желе. Поэтому уже к первому месяцу в Общине я наладил контрабанду рома и сигарет и нашел хороший подвал для того, чтобы устраивать там милые посиделки с местными прекрасными леди. Опять же, надо было где-то дрочить вне дома, так как дома за этим пристально наблюдали.

Викки, мать её ети, сразу стала девочкой-паинькой. А ведь я любил её! Пытался вытащить, воззвать к её разуму, все такое. Даже её подружки понимали, что к чему, но не она. Но нельзя сказать, что в моем падении в мясорубку для переработки органики была виновата лишь Викки. Я сам тоже был виноват. И Кэролайн.

Кэролайн появилась в Общине почти через полгода после меня. Был ясный день, её мини призывно колыхалась из-за небольшого ветерка, а ярко-фиолетовые волосы блестели на солнце. У нее были длинные серьги в ушах, брюки-клёш всех цветов радуги, и от нее доносился знакомый запах ганжи. Когда я увидел её, я влюбился с первого взгляда.

На следующий день ближе к вечеру я подкатил к Кэролайн, которую уже "привели в порядок", та послала меня в задницу, и мои чувства укрепились окончательно. Я намекнул ей на ром и спросил, когда она лишилась невинности. Весь вечер мы болтали о былом до самого комендантского часа.

Надо ли говорить, что Возмездие настигло меня именно тогда, когда любовь моя достигла пика, и мы сидели в подвале за рюмочкой в предвкушении долгой ночи? Сначала на пороге появилась Викки, и я подумал, что она лучше, чем я думал. Но вслед за ней прибежали ребята с автоматами, и вечер был загублен на корню. Меня запихали в какой-то фургон (на таких и раньше увозили особенно неисправимых ребяток в военный лагерь "Аркон"), и я видел, как Кэролайн бежала вслед за машиной, пытаясь мне что-то объяснить. Но я ничего не понимал - я просто стоял в этом фургоне и боялся.

Теперь-то я знаю, что Кэролайн намекала мне на надпись на фургоне "Удобрения АРКОН".

Я очень, очень хотел жить, и я честно сказал об этом священнику, пришедшему отпустить мне грехи (это было просто в тот момент - так как я был привязан к носилкам, я не мог его ударить), и тот пролепетал что-то классическое, от чего я совершенно пришел в ярость, порвал ремни, вскочил и двинул ему по яйцам что было сил, а после обернулся, чтобы принять бой с моими мучителями и умереть как мужчине, но...

...увидел лишь как мое бессознательное тело увозят дальше по коридору.

Так я стал Немертвым. "Священник" же Джеффри оказался нормальным мужиком, которому было так же срать на господа-бога, как и мне.

18:10 

Там-парам-парам
И вот первая внезапная победа.
Но нужно будет найти новую картинку в эпиграф. Что-нибудь о городе, которого нет.

Я люблю города, которых нет и вещи, которых не должно было бы существовать.

18:00 

Там-парам-парам
За то время, что меня не было на дайри.ру, мой старый дневник успели снести в архив, я успел потерять старый фейковый пароль от фейкового е-мейла, а новое оформление дневника превратилось в АД.

Но я готов к трудностям и неожиданным победам.

Кёрлинг и 42

главная